СПОТЫКАЯСЬ О … ПЕРЕНОС

                                        

                                           ПРЕДИСЛОВИЕ

 

В первую очередь Пользуясь случаем хочу выразить слова благодарности всем участникам супервизионной группы, с которыми мы работали в рамках проекта начала практики.

Именно благодаря этому сотрудничеству, и тем запросам, которые звучали в докладах клинических случаев, возникла идея темы. Мне видится актуальным еще раз говорить сегодня о переносе.

ТЕМА ДОКЛАДА: «СПОТЫКАЯСЬ О …ПЕРЕНОС» в самом своем названии подразумевает говорить о переносе из двух ракурсов: с точки зрения переноса, как ценности в клинической практике; с точки зрения переноса как препятствия в клинической практике.

Формат летней школы, изначально, был нацелен на создание площадки начинающим психоаналитикам, поэтому мои ожидания, что представленные в данном докладе размышления о переносе найдут отклик у слушателей.

Казалось бы, что еще можно сказать о переносе? В поле психоанализа всегда лежит перенос; перенос вездесущий и универсальный фактор для всех видов отношений; именно перенос организует весь психоаналитический процесс и т.д. Действительно значимость переноса очевидна для психоаналитика, поэтому рассмотрим вопрос трудностей, связанных с переносом. Обратимся к тексту Фрейда…

«Каждый, кто занимается психоанализом, пишет Фрейд, в «заметках о любви-переносе» в начале, наверное, опасается трудностей, которые уготовят ему толкование мыслей больного, и задача репродукции вытесненного, но вскоре он будет расценивать эти трудности как незначительные, но взамен обретет убеждение, что единственные, по настоящему, серьезные трудности встречаются при обращении с переносом». Очевидно, эти слова, сказанные Фрейдом в 1914 году обращены практикующим психоаналитикам.

Как известно взгляды Фрейда на перенос трансформировались и развивались в процессе его творчества: В начале пути Фрейд считал перенос помехой в клинической работе; далее Фрейд вводит понятие невроза переноса; именно концептуализация понятия «невроз переноса» и его применение в клинике психоанализа позволило Фрейду изменить отношение к феномену переноса. Сегодня мы по праву считаем перенос важнейшим достижением в теории и практике психоанализа.

И в тоже время возвращаясь к словам Фрейда, что «…по настоящему серьезные трудности встречаются при обращении с переносом». Эти слова наводят нас на размышления: какие же препятствия на пути переноса могут возникнуть в то время, когда главная задача клиники психоанализа состоит в том, чтобы сделать анализ переноса возможным. 

Психоанализ, в первую очередь, это практика, практика задает вопросы и теория (в опорах на тексты) позволяет нам искать на них ответы.

Перенос – это процесс посредством которого бессознательные желания переносятся на те или иные объекты в рамках определенных отношений. Перенос на аналитика происходит благодаря неправильному связыванию.

О переносе в психоанализе сказано безусловно много, еще в работе «о динамике переноса» Фрейд называет эту тему  «неисчерпаемой», и сегодня мы убедились в этом прослушав доклад о переносе но все же предпримем еще одну попытку вернуться к понятию переноса, в его связи с другими понятиями: 

помыслим перенос с позиции любви; перенос с позиции субъективации; перенос с позиции желания и перенос с позиции структуры.

 

                            ПЕРЕНОС С ПОЗИЦИИ ЛЮБВИ

 

Психоанализ расширяет наши горизонты понимания о себе и о мире, делает нашу жизнь более объемной.

Психоанализ – это еще один взгляд на вопрос любви, на вопрос отношений; по сути это еще одна попытка концептуализировать любовь. 

Если предположить, что структура любовных отношений и структура переноса у субъекта эквивалентны в психоаналитической перспективе, то относительно «обращения» с переносом можем обозначить, что позиция аналитика ничего общего не имеет с сопутствующими перенос страстями: влюбленности, ненависти, неведения. Позиция аналитика отлична своей нейтральностью.

Так как существует временная протяженность психического так существует временная протяженность проживания переносных отношений как аналитиком, так и анализантам. Психоанализ - это процесс, перенос это процесс. То, что мы называем в психоанализе нейтральностью, это и есть позиция аналитика в обращении с переносом.

Фрейд пытается определить и выразить в своих работах логику любовных отношений в своих статьях «О нарциссизме, «К вопросу о психологии любовной жизни» и других, он задается вопросами способа субъекта формировать свой мотив любовной жизни. Фрейду удается нам представить существование определенных сценариев и прийти к выводу, что: «влюбленность скажет Фрейд, состоит из новых изданий старых черт и повторяет инфантильные реакции, но это существенная особенность всякой влюбленности, не бывает влюбленности, которая не повторяла бы инфантильного образца».

Перенос, как и любовь имеет свойство повторений. Перенос прежнего на актуальное, новое издание, уже изданного ранее, перенос, соответственно, переиздание.

То, что нельзя назвать словами, это то, что не существует, пока не будет символизировано. Именно при переиздании и происходит процесс символизации. Историю анализируемого возможно переписать, пере означить и переиздать. 

Таким образом можем сделать промежуточное заключение: Множество попыток говорить о любви, как и множество способов выражать любовь – это настойчивая потребность символизировать единственно свой собственный способ любить при всем многообразии жизни. Приходит осознание, что способов любви ровно столько, сколько в этой жизни субъектов.

 

ПЕРЕНОС С ПОЗИЦИИ СУБЪЕКТИВАЦИИ

 

Логика любви, логика повторений, логика переноса лежит в поле субъективации. Субъект в психоаналитической перспективе не может быть отделен иначе, кроме как в его (субъекта) отношении со значимым Другим, и в тоже время субъект, то, что исключено из поля Другого. Субъект – это всегда субъект отношений. Как он обретает себя в качестве желающего разворачивается только в отношении с Другим. Субъективация происходит благодаря встрече с другим желанием. Мне нужен Другой, чтобы познать себя.

Чтобы субъект анализа (в рамках психоаналитической ситуации) включился в логику любовных отношений (в логику переносных отношений) он должен заговорить, начать высказываться. Именно в поле психоаналитического пространства субъект выговаривается, а его речь обращена Другому, коим и является психоаналитик. Субъект должен исчезнуть в собственных высказываниях.

Любовь, как действующая сила, скажет Ален Бадью, всегда видит в другом (в данном случае психоаналитике) нечто большее его простого объективного существования. Именно тот факт, что в аналитике видят нечто большее его простого объективного существования и приводит в замешательство начинающего практику. Впрочем, замешательство, связанное с переносом, может возникнуть как у аналитика, так и у анализируемого.

Таким образом допустим то факт, что перенос в поле психоанализа, по сути своей, есть путь субъективации, где субъект  находится в процессе становления.

 Унификация не возможна, как я уже упоминала выше, сколько субъектов ровно столько способов любить. Кто -то из классиков сказал: Во вселенной столько центров, сколько в ней живых людей. (Солженицын). Человеческая история всегда больше, чем история всего человечества. Унификация не возможна по той причине, что желание субъекта сопротивляется.

 Бессознательное субъекта – в основе своей бессознательное Другого. Чтобы войти в субъективность нужно принять этого Другого. Субъект, будучи субъектом бессознательного зависит от требования Другого. 

Возвращаемся к месту аналитика: Аналитик не имеет никакого требования, это главное условие разворачивания проекций требований, которые проецируются на нас. Существует только субъективное требование на полное самоопределение. 

Говорят, что Смысл – это внезапно возникший порядок. Осознание иллюзии и есть шаг к реальности. Конец анализа примечателен тем, что – индивид может сам справляться со своим субъектом.

Практика психоанализа позволяет дистанцироваться и увидеть свое желание. В зависимости от того, что я хочу, кто я есть. Мы знаем лишь то, что воспринимаем и познаем на собственном опыте.

Так как анализ движим желанием аналитика, аналитик принужден сталкиваться со своим желанием. Желание аналитика не отчуждено от самого процесса анализа. Анализ происходит в том числе и потому, что аналитик этого хочет.

Рассмотрим перенос с позиции желания.

 

ПЕРЕНОС С ПОЗИЦИИ ЖЕЛАНИЯ

 

То, с чем работает Фрейд в своей клинике - это желание. Фрейд связывает бессознательное с вопросом желания. В логике Фрейда желание субъекта, в логике Лакана субъект желания. 

Любить означает уметь желать. Быть любимым в той форме, которая доступна субъекту в его связи со своей историей. 

Мы еще раз укрепляемся в мысли о том, что путь к толкованию бессознательного желания субъекта лежит через и посредством переноса, и если перенос становиться препятствием в работе, преграждающим этот путь как со стороны аналитика, так и со стороны анализанта, мы задаемся вопросами сопротивления.

Технически мы можем столкнуться как с сопротивлением в переносе, так и с сопротивлением самому переносу. В работах «по технике психоанализа» Фрейд говорит нам о бессмысленности толкования при высоком уровне сопротивления, необходимо снизить уровень сопротивления, чтобы сделать интерпретации возможными, а также сделать возможным анализ переноса. Толкование начинается, когда субъект в этом учавствует.

Фантазм – сваи нашего желания, это сам способ посредством которого субъект желает. Запрет рождает желание, Желание циркулирует вокруг нехватки. «Если фантазм не может быть реализован, я обращаюсь к другому с желанием. Опасность общества сегодня предоставлять реализацию любого фантазма. Реализация желания, реализация фантазма, реализация Наслаждения - убивает желание.

Возвращаемся к месту аналитика в клиническом пространстве, возвращаемся к позиции аналитика, как я уже обозначила позицию аналитика определяет обхождение с переносом. 

Этический способ обхождения с переносом – это отказ от позиции быть любимым. Только отказ психоаналитика от позиции быть любимым, хорошим, плохим и еще каким-то, дает другому, в данном случае субъекту анализа, последовать за своим желанием, последовать за вопросом чего же я на самом деле желаю. Открывается сам поиск того места, из которого я буду желать, а по сути, поиск утраченного объекта на пути любви.

Любое другое желание, кроме желания анализировать преградит путь поиска собственного желания субъекта анализа. 

Переносные отношения, это среда, в которой появляется фантазм субъекта. Фантазм (в свою очередь) обнажает истину субъекта, обнажает его изобретение выстраивания сценария любовной жизни. Встретить свой момент истины возможно только в отношениях переноса. 

Можем сделать промежуточный вывод: Завет Фрейда к психоаналитику гласит: «Где было ОНО должно стать Я». Артикуляция проявления субъективного. Психоаналитическое пространство позволяет встрече произойти: встрече с влечением, встрече с объектом влечения. Что дает возможность от унификации влечений прийти к субъективации. Обнаружить то, что нас толкает на поиск своего желания. 

Для человека, пришедшего в анализ, возможность появляется при встрече с психоаналитиком прошедшим свой личный путь поиска желания. И если мы, по определенным причинам, смущаемся сталкиваясь с переносом, это прямая отсылка вновь и вновь обратиться к вопросу своего желания, к вопросу собственной нехватки и к вопросу собственной кастрации. И только когда желание интерпретировать, в сухом остатке, остается единственным желанием аналитика, работа анализа продолжается.

Летняя школа сегодня несет название: «Психоанализ – искусство толкования бессознательного» продолжая эту мысль можем сказать – искусство схватывания в слове переживания, искусство схватывания в слове нехватки. Искусство психоаналитика – не быть тем, в какое место нас ставит анализант, это значит держать в поле зрения перенос.

Между означающим «субъект» и большим Другим лежит нехватка. (Означающее – то, что может другим способом представлять субъекта). Субъект всегда продуцирует себя в означающих.

Таким образом, только испытывающий нехватку субъект может вступить на путь переносных отношений. Наличие нехватки в равной степени имеет значение в психоаналитическом процессе как для аналитика, так и для анализанта. 

Желать возможно только имея нехватку, а перенос, в свою очередь, и есть возможность желать в направлении Другого. Нехватка формирует и организует желание, а следовательно, удовольствие. Нехватка, по сути, то, что я буду искать у Другого. Секрет удачной любви: я люблю кого-то потому, что он имеет что-то в чем у меня нехватка. Если аналитик тоже имеет нехватку, анализ возможен и как только нехватки не хватает повышается тревога, а значит сопротивление анализу.

Желание связано с субъективацией, и вся субъективность выстраивается вокруг желания матери. Работа анализа обнажает логику именно этого желания. Обнажается истина фантазма, обнаруживается логика признания. 

Что это значит? Быть признанным в психоаналитической перспективе. Откуда черпает свои силы желание быть признанным. 

В психоаналитической перспективе быть признанным, по сути своей, и есть занять место материнского желания. Быть признанным это позволить иметь собственную нехватку, быть признанным в своей уникальности, быть признанным в своем страдании, быть признанным в своем желании желать. 

Именно по этой причине из трех регистров обращения к психоаналитику, которые появляются в поле клиники психоанализа: Требование; запрос и желание. Смысл настаивает на себе, и история желания находит путь через регистры требования и запроса. 

Перенос сугубо клинический феномен. Таким образом мы подошли очень близко к переносу с позиции структуры. Структура субъекта связана с его способностью к развитию переноса.

 

ПЕРЕНОС С ПОЗИЦИИ СТРУКТУРЫ

 

«Когда страдания сменяются размышлениями, они перестают с прежней силой терзать нам сердце». (Марсель Пруст) 

Итак мы уже обозначили, что движущей силой разворачивания перенесения в клинике является вопрос признания соответственно наш интерес выстраивается вокруг особенностей разворачивания переноса и его динамики. 

Возвращаемся к вопросу трудностей.

Вопрос артикулируется так: каким образом выстроилось невротическое решение переносных отношений, каким образом выстроилось перверсивное решение переносных отношений, и каким образом выстроилось психотическое решение переносных отношений. Три структуры как три формы субъективации, как три формы принятия закона. Показательно как при этом упорядочивается психическая реальность.

 Структура переноса, как и структура психики субъекта в общем остается неизменной, постоянной трансформации поддается лишь форма (наполнение), то, что мы называем видами переноса (позитивный, негативный, материнский, отцовский и т.д. перенос имеет множественность

 

НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВОСТИ (НАВЯЗЧИВЫЙ СУБЪЕКТ)

 

Типичный пример невроза – это Эдип Особенности разворачивания и динамики переноса у невротика навязчивости можем обозначить следующим образом: Запрос к аналитику звучит как навязчивое сомнение. Необходимость повторений навязчивого субъекта и его желания противоречить. Навязчивый субъект не желает встретиться со своим желанием.

Основной вопрос навязчивого субъекта – «жив я или мертв?». Относительно желания можем обозначить, что для такого субъекта не выносимо приблизится к своему желанию. Другой для него тот, кто наслаждается и это надо прекратить.

 Таким образом можем предположить, что логика навязчивого субъекта, это логика отстранения, логика смещения аффекта, логика отмены ранее сделанного. Продвижение в работе возможно, по большей части, через мыслительный процесс, через интеллектуализацию, через рационализацию, через изоляцию. Смещение аффекта на представление, удаленное от психического конфликта.

Невротическое решение принятия закона: «Я закон знаю и я же его вытесняю». Особенность вытеснения состоит в том, что происходит разрыв между словесным и предметным представлением. Вытесненный материал возвращается либо в симптоме, либо в неврозе. Симптомы: навязчивые идеи; ритуальные действия. 

В динамике переноса важно помнить, что существует желание противоречить.

ИСТЕРИЧЕСКИЙ СУБЪЕКТ

 

Особенности разворачивания и динамики переноса истерического субъекта. 

Запрос к психоаналитику звучит как истерическая жалоба. Основной вопрос истерика, который является движимым в анализе: «кто я мужчина или женщина». «Какой мне быть, чтобы меня любили». Истерик - вечным поиском удовлетворяющих отношений, он разворачивает маскарад, в котором преобладает само желание быть желанным для Другого. Угадывать желание Другого.

Способность к идентификациям как с мужчинами, так и с женщинами продуцирует множественность переносов иногда большой интенсивности. Истерический субъект хочет проживать, а не символизировать, чувствовать, а не осознавать. 

Логика переноса истерического субъекта сохранить жалобу, сексуализировать отношения, отыгрывать аффекты. Кто - то другой знает ответ, кто-то другой может помочь. 

В своей клинической практике (Фрагмент анализа одного случая истерии. Случай Доры) Фрейд считает, что аналитик занимает отцовскую и даже господскую позицию. Какого же было его удивление, что Дора увольняет Фрейда как гувернантку в переносных отношениях. Фрейд спотыкаясь о перенос в работе с Дорой пересматривает свою позицию относительно обращения с переносом. Вопрос Доры – понять мужское желание, направленное на женщину. Она занимает позицию желания отца.

 

                                 ПЕРВЕРСИВНЫЙ СУБЪЕКТ

Особенности разворачивания и динамики переноса перверсивного субъекта: запрос звучит как перверсивный призыв. Перверсия по существу – страсть. Способность перверта к любви скомпрометирована страстью. Перверсивный субъект реализует свое желание. По сути своей запрос в психоаналитической перспективе может слышаться как призыв к наслаждению. В аналитике он ищет слабое место, ищет бессилие.

Объект как фетиш куда устремляется влечение. Фетиш центральная роль. Он хочет получить интерпретацию, которая его устроит, превратить анализ в фетишь, повернуть все к наслаждению. Перверсивный субъект разворачивает в переносе не любовь, а страсть, а она всегда тиранична.

Перверсии, по существу, отрицание и признание одновременно. Отрицание отцовского закона. «Я этот закон отклоняю, хотя я о нем знаю». «Нет, но да», «нельзя, но можно», «Признаю, но не принимаю». Перверт создает свой собственный закон для того, чтобы восполнить недостаток символического закона.

Логика: «Я знаю, что мама кастрирована, но она имеет Фаллос». Перверт не верит, что ему принадлежит фаллос, он попросту верит, что может дать его Другому. (Фаллос - то, что создает удовольствие Другому.).

 «Я знаю, что это правда, но я в это не верю». Перверт это тот, кто почувствует сепарацию, но отказывается это понимать, считая, что договориться можно о чем угодно, главное, подчинить Другого. На сторону большого Другого он помещает сам себя. Тревога появляется, тогда, когда его застают за этим занятием. 

В клинике психоанализа обнаруживается, что в своем разворачивании переноса перверт бросает нам вызов, (но этот вызов как средство защиты). Вызов перверта может завести аналитика в подчинение. Вызов аналитику как представителю закона, разрушить отца, актуализировать Эдип.

Эквивалент перверсивного самоутверждения: непризнание- отклонение. Признать и отвергнуть – это и есть признание. (чтобы не признавать кастрацию, которую он пережил, но отклонил). Хотят стереть границы в терапии.

Позиция и Место аналитика в работе с перверсивным субъектом – мы не верим в его фаллос, тем самым создаем ему нехватку. Работа аналитическая – найти путь к организации его наслаждения, а также путь к организации несостоявшейся кастрации. У него нет нехватки, но есть отпечаток этой операции. Он не может вступить в эдипальную зону.

В динамике переноса развернуть в нем знание и признание своего желания. Понять перверсивное желание и что за ним стоит.

 Для аналитика понятным должен быть свой собственный фантазм, так как перверсивный субъект отсылает нас к вопросам собственного анализа. Фантазм эффективен только если не может быть реализован.

Перверсивные отношения в анализе разрушают перенос, а соответственно и анализ. Существует настоятельная потребность и необходимость ввести перверсивного субъекта в общее правило психоанализа.

 

ПСИХОТИЧЕСКИЙ СУБЪЕКТ 

 

«Как остаться собой среди множества, среди толпы, которая кишит вокруг».

Запрос звучит как психотическое требование. Основной вопрос: «Имею ли я право на существование?». Психотическое решение принятия закона, форклюзия имени отца, имя отца не включает свою функцию, главенство поля материнского желания, не заграждённое наслаждение и тотальная зависимость от каприза другого. 

Психотический субъект конструирует свою собственную реальность, Отбрасывая ту реальность, которая не устраивает. Реагирует на кастрацию отбрасыванием. Желания оторваны от реальности. Несогласованность мыслей поступков и аффектов.

Для психотического субъекта Другой обладает тотальной полнотой. (Он Другой знает то, что я еще не успел подумать). Вопрос в том, что психотик не является субъектом отношений с этим Другим. В случае психоза перенос приобретает форму реального. Образно говоря: если у невротика душа находится в теле, то у психотика тело находится в душе.

«Психотический субъект, скажет Лакан это тот, кто застрял на стадии зеркала и терпит неудачу в распознавании Другого как Другого». Он не имеет внутри объектов привязанности. 

Захваченность образом Другого, сопровождается фрагментацией своего собственного тела. Все что угодно может стать эрогенной зоной. Психотический субъект не утратил частичные эрогенные зоны.

В переносных отношениях всегда остается вопрос дистанции, вопрос хрупкости структуры. Необходимо подтверждать все его проявления относительно аналитика.

В динамике переноса постоянная техника присоединения. В работе с психотическим субъектом возможна символизация, но не интерпретация.

Психоаналитику в переносе важно удержаться от позиции того, кто знает, кто понимает, то есть от позиции большого Другого. Важна абстиненция. 

 

         В заключении хочу обозначить еще некоторые моменты:

Вопрос, которым мы задаемся в клинике, что разворачивается в переносных отношениях любовь или страсть? ;

На отношения переноса влияет бессознательное тех, кто в этих отношениях находиться;

Возможность проанализировать собственное желание быть аналитиком дает фундамент для обращения с переносом в будущей клинической практике;

Анализ завершен, когда вопрос переноса решен.

 

БЛАГОДАРЮ ЗА ВНИМАНИЕ К ДОКЛАДУ. 

 

Доклад написан в опоре на работы авторов: З.Фрейд, Ж.Лакан, А.Юран, С.Г.Уварова, А.Бадью, К.Эсканд.

Новости
29.08.2020 "Спотыкаясь о ...перенос" доклад прочитанный в МИГПподробнее
31.03.2020 Консультации онлайн вынужденная форма работы психоаналитикаподробнее
23.06.2018 Об отношениях и их особенностях. часть 2подробнее
29.03.2017 Об отношениях и их особенностях. С психоаналитиком о важном.подробнее
12.03.2017 О суицидальных представлениях подростковподробнее
06.03.2017 О депрессии и печали с психоаналитиком.подробнее
26.02.2017 С психоаналитиком о зависимостях и аддиктивном поведенииподробнее
15.02.2017 О травме психики с точки зрения психоанализа.подробнее
17.03.2016 СОН И СНОВИДЕНИЯ. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОЕ ТОЛКОВАНИЕподробнее
27.10.2015 Сложности подросткового возрастаподробнее
24.12.2014 Наши отношения с другими людьми. Как мы строим свои отношения и почему именно так.подробнее
18.11.2014 "Мы хотим усыновить ребенка". Консультации психоаналитика.подробнее
Все новости
  ГлавнаяО психоанализеУслугиКонтакты

© 2010, ООО «Психоаналитик, психолог
Носова Любовь Иосифовна
».
Все права защищены.